Страна цветов в оранжевой аранжировке. Часть 1


alt


Я вовсе не против экзотических островов, я – за них. За Фиджи, Боро-Боро и Маврикий. За лимонный песок, разлапистые пальмы и безудержное солнце. Но время от времени охота к перемене мест отчего-то персонифицируется в изъезженную вдоль и поперек старушку-Европу. Каждый раз, приезжая в ее чистенькие и ухоженные страны, я не устаю удивляться. Вероятно, потому, что они не устают удивлять.

В эту страну можно приезжать в любое время года – и будет прекрасно. И все же лучше начинать знакомство с Голландией ближе к концу апреля, чтобы застать самый большой праздник – День королевы. Правда, теперь его отмечают не 30 апреля, а в последнюю субботу месяца. Делают это по привычке, выработанной годами, – восторженно и с размахом. И если вы, вслед за многочисленными толпами туристов, намерены посетить город Амстердам именно в этот день, готовьтесь к приятным последствиям в виде перегрузки транспортных артерий. Правда, уютному Скипхолу – одному из трех самых больших аэропортов в мире – это не страшно: по-моему, он способен пережить даже великое переселение народов. Однако будем последовательны и попытаемся во всем разобраться без спешки, которая в милой и уютной Голландии также неестественна, как скорость 80 км/час на трассе в Ле Мане.

alt


Даже если вы – законченный социал-демократ и принципиальный противник пива как напитка, хоть один раз, но вкусить прелесть королевских именин надо. И даже примерить на себя оранжевый (Orange – фамилия правящей королевской династии) паричок, не боясь прослыть в чьих-нибудь глазах сумасшедшим. В этот день здесь такие все. Конечно, трудно вот так сразу представить себе восьмидесятилетнюю старушку с благообразными буклями в ярко-оранжевых чулках, нелепом колпаке такого же цвета и бутылкой «Хайнеккена» в руках. Нам тоже было нелегко, но только вначале – до тех пор, пока сами не обзавелись смешной шляпой в жизнеутверждающих тонах. Конечно, тот, кто впервые приезжает в Голландию в этот карнавальный период, рискует составить о стране неправильное представление – у взрослого трезвомыслящего человека мысль о всеобщем безумии будет биться с частотой пульса. Против всего этого есть отличная вакцина: на сутки забыть о взрослости и посмотреть на серьезный мир глазами наивного ребенка с высоты чертового колеса, временно расположенного прямо на центральной площади Дам. И все сразу станет другим – и этот город с резко увеличившимся населением, и замерший на время транспорт, и обилие мусора, и белый ковер из билетиков на аттракционы, устлавший Дам, и громкие звуки оркестров, и любимое голландское gratis (т.е. «даром») со всех сторон. Потому что День королевы – самый удачный день в году для правильного промоушена пива, которое повсеместно разливается бесплатно. В отличие от бельгийского «писающего мальчика», одиноко стоящего на центральной площади Брюсселя, голландских ребят, у которых те же цели, гораздо больше, и они менее застенчивы. Если ваша память все еще хранит воспоминания о поездках в метро в час пик, представьте, как к вашему боку намертво прижимается чей-то острый локоток. Примерно так прохаживается народ по узким улочкам Амстердама в День королевы – сливаясь в едином праздничном порыве и чувствуя локоть ближнего.
Раннее утро... Улицы вымыты до блеска – а был ли, как вопрошал Алексей Максимович, мальчик? Молчит Амстердам – не дает ответа. Особо буйные беспробудно спят, а местные жители отсутствуют: они стараются уехать в День королевы подальше от ее резиденции, предоставив город на растерзание орущим толпам молодежи и вездесущих туристов. Но здесь не принято никого осуждать: молодость – недостаток, который быстро проходит…
Запретные плоды
Свобода – главное завоевание демократии. Выловленная из глубин подсознания фраза отлично стыкуется с Амстердамом и в корне противоречит героическому пафосу преподавателя истории философии, по незнанию противопоставлявшего свободу и демократию монархическому строю. Находясь в Нидерландах – конституционной монархии со стажем, – понимаешь, что такое торжество свободы. В Амстердаме, справедливо считающемся самым свободным городом на Земле, об этом понятии можно рапортовать, как на отчетно-выборном комсомольском собрании. Любое общественное явление, даже со знаком минус, здесь внимательно рассмотрят, потом обсудят, а затем разрешат. Принцип номер один – запретный плод всегда сладок. Или горек – если речь идет о наркотиках. Правда, здесь на каждом углу тебе объяснят, в чем разница между синтетическими и несинтетическими, почему в кафе-шопах практически не встречаются алкогольные напитки и к чему приводит однополая любовь. К тому, например, чтобы не томить любящие сердца, а сочетать их законным браком.

alt


Если хочешь быть здоров – закаляйся!
А еще здесь принято быть здоровым и крепким, поэтому настоящего голландца гриппом, ОРЗ и даже пневмонией не возьмешь. Вызвать врача при температуре 39, удушающих катаральных явлениях, ломоте конечностей и полной апатии можно, если невзначай добавить в разговоре с врачом, что больной уже набирает непослушными пальцами телефон нотариуса и рвется к столу писать завещание. Но такие случаи редки, потому что коренное население страны, закаленное в борьбе с погодными условиями, практически не болеет. В зимнюю пору народ утепляется исключительно шарфами, а розовощекие младенцы в колясках одеты, по нашим представлениям, на позднее лето. Прогуливаясь по берегу Северного моря глубокой осенью, можно запросто увидеть хозяина собаки, стоящего по пояс в воде и призывающего своего питомца зайти в свинцовую воду: «Дорогой, ну неужели тебе не хочется ко мне? Давай, старина, come on!». Последнее, что хотелось бы лабрадору в этой жизни, – последовать совету доброго хозяина и оказаться рядом с ним . «Нет, мой милый, уж лучше буду пегим псом, бегущим краем моря!» – думал осмотрительный пес, сублимируясь заливистым лаем на жирных и наглых чаек.
Кстати, о море. Мощный энергетик, способный снабдить жизненными токами даже бревно, – Северное море. Суровое, меняющее цвет, как настроение: то покладистое, то порывистое – почти всегда неспокойное, оно берет в свой плен, а потом выплескивает обратно – обновленным и прозрачным. Как стеклышко – без острых краешков, словно амулет – на долгое счастье.
Погода? Шепчет!       
Вот с чем здесь, действительно, сложилось, так это с погодой: более разнообразных природных явлений, стянутых в один день, нельзя встретить ни в одном городе мира. Коренные голландцы ничуть не меньше англичан любят разговоры о погоде. На этот случай у них всегда в запасе пара-тройка шуток о местном климате и несколько дежурных жалоб. Кто сказал, что в Лондоне погода изменчива? Тот, кто до этого не был в Амстердаме. Утром – солнце, днем – дождь, к вечеру – плотный туман, и каждое из явлений сопровождается ураганным шквалистым ветром, средний порыв которого запросто может сбросить даже упитанного велосипедиста на обочину.  

alt


Bicycle, bicycle!   
Впрочем, велосипедисты – народ, привычный ко всему. Ну разбросал проказник-ветер продуктовую корзину, так что? Встал, не спеша собрал йогурты в пакеты; пока машины пережидают происшествие, не двигаясь с места(!), удобно устроился в седле и продолжаешь движение. Столкнувшись с такой толерантностью местных автомобилистов, прошу внести ясность. «Велосипедист для амстердамца – как священная корова в Дели, – снисходительно растолковывает мне подруга Наташа, двадцать лет живущая в Амстердаме и знающая о голландцах если не все, то многое. – Правило первое: велосипедист, едущий по специальным дорожкам, всегда прав. Если машина или пешеход следуют по ним же, жди неприятностей. Пешехода могут сильно толкнуть, а с водителем машины запросто выяснить отношения в суде. А штрафы такие, что легко можешь посадить себе на шею и на всю жизнь обиженного тобой участника ДТП вместе с многочисленной родней».
В Амстердаме, где невероятно узки улочки и до дрожи дороги парковки, пользоваться автомобилем крайне неудобно. Да и правительство – что ни день, то палки в колеса: тут не стань, тут не поверни, тут проверь CO. То ли дело велосипед: и средство передвижения экологически правильное, и фитнес – и все бесплатно: для экономных голландцев – самое оно. Следующий за велосипедом по популярности – трамвай. Правильнее – трамвайчик: уменьшительно-ласкательный суффикс необходим, потому что без него нельзя получить полное представление об этой уютной гусенице-сороконожке, быстро-быстро мчащей народ по улицам города.
Голландцы – не немцы, с дисциплиной у них не сложилось, поэтому раньше они очень любили ездить в трамваях «зайцами»: завидят входящего в вагон одетого в яркую форму контролера – и тут же за дверь. Но все хорошее быстро заканчивается: нынче контролер разъезжает в трамвае, и количество пассажиров слегка уменьшилось.
«Ты считаешь меня плохо одетой? Неправда – у меня восемь пар джинсов!»
Велосипед определяет стиль жизни голландцев в целом и стиль одежды в частности: в узкой юбке до колен ездить неудобно, гораздо проще – в свободных, обшитых со всех сторон карманами брюках. Отсюда –«амстердамский стиль» – смесь тинейджеро-хипхоповского подхода и последних тенденций секонд-хенда. Мода, рожденная в Амстердаме, – кофта отдельно, рукава и воротник – отдельно. И многослойная многоэтажность. Одевшись по последней амстердамской моде, не спешите радоваться: близкие вас могут неправильно понять, а шапочные знакомые сделают неправильные выводы о ваших доходах. И все же любимая одежда амстердамцев – джинсы (разного вида, расцветки, длины), а любимая обувь – кроссовки, спокойно сочетающиеся здесь с деловым костюмом…
Продолжение следует…

 

Подробное описание аранжировка тут.
На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!