Интермеццо во фламандском стиле


alt

Куда направлялся епископ Камбрийский и Арасский осенью 695 года, нам неведомо, известно лишь, что в дороге священник занемог, и пришлось ему остановиться в местечке Brosella. Название не вселило оптимизма в уставшего путника: bruoc на местном наречии означало болото, sella – поселение. Выглянув в окошко постоялого двора, несчастный убедился в абсолютном соответствии названия топографии.

 


Пройдет еще триста лет, и в летописи местечко снова вспомнят, но уже как Брюссель: при Карле Французском он станет достаточно крупным торговым и ремесленным центром. Когда в 1194 году, прохаживаясь по Европе, Ричард Львиное Сердце заглянет в Брюссель, тот уже будет иметь в своем арсенале все атрибуты типичного средневекового города: шесть церквей, два рынка и партнерские отношения с соседями.   
Сегодня этот город в нашем сознании ассоциируется с двумя штаб-квартирами – НАТО и Евросоюза, офисами знаменитых транснациональных корпораций и прочем официозе. Все правильно: они действительно постоянно прописаны в Брюсселе – столице Бельгии и Европы – очень современном городе со зданиями в виде коробок, интенсивным движением, мостами и тоннелями, призванными хоть как-то систематизировать бесконечный автомобильный поток. Кстати, пробки в столице Бельгии – бич для пунктуальных работников бирж и банков: ими этот город изобилует по традиции – первый банк и первая биржа Западной Европы открылись именно в Брюсселе. С целью хоть как-то избавиться от проблем, связанных с дорожным движением, часть кварталов города в определенное время суток движется в одну сторону, часть – строго в противоположную: информация для тех, кто намерен отправиться в Бельгию на авто. Мы же из экономии времени и любви к комфорту избрали более быстрый способ передвижения.
На крыльях времени
Два часа на борту самолета, и вы – в совершенно ином измерении, познать которое не хватит ни недели, ни двух, отпущенных на отпуск или командировку, но попытаться непременно следует – Брюссель (и не в меньшей степени бельгийская провинция) заслуживают этого. Не изменяя собственным правилам, начинаем, как обычно, от печки – со столицы.

alt


Все, как один, путеводители рекомендуют начинать знакомство с Брюсселем со старой площади. Правы тысячу раз! Именно она откроет вам не офис-центр под названием «Брюссель», а совершенно другой город – красивый, камерный, старинный. Уже много лет Гран-Пляс удерживает (и, поверьте, абсолютно заслуженно) пальму первенства среди всех старых площадей европейских столиц. Особенно прекрасна центральная площадь Брюсселя на закате и ранней весной, когда, устав от зимних каникул, цветоводы удивляют горожан коврами из живых цветов, которые «ткут» в непосредственной близости от городской Ратуши, Дозорной башни и Дома Короля (в котором, к слову, короли так никогда и не жили).

alt


Какой-такой павлин-мавлин?
К Гран-Пляс примыкают семь небольших улочек с бесчисленными сувенирными лавочками и ресторанчиками – мечтой голодного и уставшего туриста. Конечно, истинные гурманы предпочтут отобедать вдали от туристических троп, но если вас, путешествующего по старому центру, внезапно охватило непреодолимое чувство голода, удовлетворять его придется в непосредственной близости от городских достопримечательностей. Вокруг площади уютно расположились дома XVII века, построенные купцами разных гильдий. Фантазии у них, видимо, было в избытке, поэтому отразилась она не только в архитектурных красотах. Отказавшись от скучных цифр, купцы изощрялись в остроумии, чтобы как-то выделить свое строение из ряда однородных: гильдия лучников разместилась в доме под названием «Волчица», галантерейщики облюбовали «Лису», лодочники – «Рожок», краснодеревщики – «Мешок». Есть в перечне имен «Осел», «Святая Барбра», «Дуб», «Лисенок», «Павлин»… Все это очень весело, особенно если вы не знаете французского или фламандского. Не думайте, что вам поможет архитектура: на фасаде «Волчицы» уютно расположился сфинкс, «Тележки» – цветы и фрукты, «Рожка» – корма судна: тут без опытного экскурсовода не разобраться. По счастью, у нас был. Это от месье Жиля мы узнали, что разрушенная в 1695 году Гран-Пляс оживет через четыре года именно благодаря гильдиям купцов и ремесленников, застроившим ее своими домами в стиле итальянского и фламандского барокко, а это значит, что, попав на Гран-Пляс, вы неминуемо окажетесь в волшебном омуте из каменных кружев. А если с Гран-Пляс через арку дома L’Etoile («Звезда») пройти по улице Charles Buls, то буквально через два квартала вы наткнетесь на самого любимого бельгийского ребенка – Mаnneken Pis, «Писающего мальчика».
А был ли мальчик? А мальчик – есть!
У малыша – вполне естественное занятие, на которое обычно зрителей не приглашают, но дело в следующем: во-первых, мальчик – самый старый житель Брюсселя, во-вторых, – скульптура, а, в-третьих, – символ. Одна из легенд гласит, что таким вот способом ребенок спас Брюссель от пожара. В назидание потомкам в историю вошел не только субъект, но и способ тушения. Есть еще легенда о ведьме, которая, крепко разозлившись на малыша, справляющего малую нужду у ее дома, превратила ребенка в каменное изваяние. Некоторые истории касались социального статуса мальчика (может, он был сыном купца или полководца?..), но как бы то ни было, а малыш с 1611 года не изменяет своему занятию и, как и прежде, ничуть не стесняется. Были, правда, и у него нелегкие времена: злые люди не раз пытались выкрасть любимую скульптуру бельгийцев, чтобы потом, хохмы ради, ехидно спрашивать лишенцев: «А был ли мальчик?». А мальчик – есть!
Время от времени на ребенка набрасывают костюмчики – первый появился в 1698 году из рук генерал-губернатора Нидерландов Максимилиана Эммануила, а сегодня у  Mаnneken Pis, наверное, самый богатый гардероб в стране – около двух тысяч костюмчиков. Мы застали облаченного в спортивную маечку с символикой ЕС малыша, спокойно писающего на фоне флага Евросоюза.

alt


Мы пойдем своим путем!
Долгие годы через Бельгию толпами прохаживались все кому не лень, примеривая на себя удивительно благоприятные условия для жизни. Оно и понятно: голландцам на каждый день – борьба с морем за сушу, англичанам – туманы, смоги, наводнения, итальянцам – вулканы: каждой сестре – по серьге. А этим – и умеренный климат, и идеальное месторасположение на пересечении торговых путей, и выход к морю, за который некоторые государства готовы были молча отдать половину своей территории. Но, побывав под властью бургундских герцогов, габсбургских королей, испанской, французской, а также нидерландской корон, бельгийцы поразмыслили и, сказав: «Хватит!», однажды обрели независимость до боли знакомым нам революционным путем. 27 июня 1831 года лондонская конференция признала Бельгию самостоятельным и независимым государством, а Леопольд Сакский принял присягу. Но «экскурсии» соседей оставили свой след, причем не только в виде традиционно бельгийского многоязычия (три государственных языка – немецкий, французский, голландский, а есть еще валонский и фламандский), но и в культуре вообще.
Все и вся
Правда, методично борясь за себя и свою целостность, бельгийцы сами энергично впитывали все, что только возможно, поэтому эклектикой здесь никого не удивишь. Находясь в Брюсселе, вы непременно столкнетесь с ней и от всей души поразитесь отсутствию единого архитектурного стиля города. Вынырнув из тоннеля, вдруг окажетесь в средневековом уголке, практически не тронутом цивилизацией, а рядом с домиком в стиле раннего барокко обнаружите уютненькую бензозаправку. Такое впечатление, что архитекторы недавнего прошлого решали какие-то свои задачи, никак не связанные с эстетическими принципами. Дома, которые появились в Брюсселе во время строительного бума 60-70-х годов, бельгийцы считают проявлением дурного вкуса и быстро ведут приезжих смотреть старые застройки эпохи Арт-Нуво. Родоначальник этого стиля, быстро прижившегося во всей Европе, – бельгиец Виктор Орта – в 1932 году получил из рук августейшей особы короля Альберта I титул барона – за заслуги перед отечеством. И если ваш взор потускнеет от массовых застроек семидесятых, не огорчайтесь: здания, построенные по проектам мастеров эпохи «нового искусства», по-прежнему поражают воображение человека с интеллектом.

alt


Не делайте из еды культа!
Неподалеку от Гран-Пляс – узюсенькие ресторанные улочки, такие, что попросту невозможно разминуться с идущими навстречу. Волей-неволей периодически заглядываешь в маленькие и уютные кабачки, уступая дорогу. Хотя для того, чтобы ознакомиться с ассортиментом морепродуктов в рыбных заведениях, вовсе необязательно пристально изучать меню – заботливые рестораторы выставляют их в виде небольших витрин на всеобщее обозрение. Данную услугу одни рассматривают как стимул войти, а другие – бежать, как черт от ладана. «Бельгийская кухня так же вкусна, как французская, только порции значительно больше», – говорит Жиль и приглашает нас в ресторан под символичным названием «Фальстаф». В отличие от своих ближайших соседей бельгийцы не камуфлируют блюда соусами, предпочитая продукт в чистом виде. Нам, голодным туристам, которые, облизываясь, заказывают половину из предложенного в меню, официанты предусмотрительно приносят заказ частями. Не рассчитав свои силы, можно отказаться от остального, если уже после первого тазика салата или пятилитровой кастрюльки с мидиями вы почувствовали насыщение на всю оставшуюся жизнь.
Особенность почти всех ресторанов этой страны – наличие в них обеденного перерыва. Это означает, что с трех до шести у вас практически нет шансов отведать горячих блюд. Зайти и посидеть в ресторане, пользуясь услугами бара, можно, но и только: в ожидании вечернего наплыва посетителей кухня отдыхает. «Закрыто на обед» – почти забытая нами реликтовая надпись – вполне распространенное явление в Бельгии.
На десерт предлагаются знаменитые вафли. Практически на каждом углу – маленькие ларечки, в которых их пекут, и запах свежей выпечки преследует вас повсюду: вернувшись домой, вы будете стойко ассоциировать его с этой страной. Вафли толстые, с большими ячейками; самый простой вариант – большой «вафль», посыпанный сахарной пудрой. Приезжие, покрытые пудрой с головы до пят, – знаковое явление туристической Бельгии. Теплое хрустящее лакомство можно попробовать и в ресторанах, где вафли представлены в широчайшем ассортименте форм (квадратные, треугольные, круглые) и видов – с клубникой, вишнями, мороженым, итого – вариантов пятьсот, все зависит от фантазии кулинара. Но лучше отведать это блюдо в кафе-кондитерских, смысл функционирования которых – именно в изобретении бесчисленного количества вариаций на вафельную тему.
Пролетарии всех стран, кушать подано!
Что-что, а покушать они любят. Поздно цитировать О. Бендера: культ из еды сделан, акценты проставлены. Первый и основной – пиво. Второй – оно же. Третий – впрочем, разумному достаточно. Культ этого древнего напитка внедрился в кровь нации абсолютно, и, помимо прямого назначения, пиво здесь используют при приготовлении восьмидесяти процентов блюд. И поверьте, нет ничего вкуснее кролика, цыпленка или утки в пивном соусе. А что до пива в чистом виде, то и тут – никаких гипербол: так, как варят и пьют его здесь, пожалуй, не делает в мире никто. Даже мы и чехи. Даже в разгар лета.
Нетрудно догадаться, что при такой самозабвенной любви к пиву бельгийцы очень любят собираться в пабах и ресторанах и, как правило, внушительными компаниями. Закончился рабочий день, отдел встал и направился пить пиво. Периодически заведения сотрясаются от раскатов хохота – народ сидит часами, веселится от души, а официанты едва успевают обновлять бокалы. Возрастных ограничений данная забава не имеет – от семнадцати лет до плюс бесконечности.

alt


Слившись в едином порыве с бельгийцами, празднующими
1 Мая (День международной солидарности трудящихся свято соблюдается практически по всех европейских странах, в которых из красивых слов демократия давно развилась в поступки), мы наблюдали очень характерную картинку. Предприятия двигались колоннами с оркестрами, разогревающими демонстрантов (многие взяли с собой детей и домашних животных, украшенных красными ошейниками и лентами) бравурными маршами, знамена и транспаранты – все, как из нашего детства. Поборовшись всласть за свои права и выказав солидарность с пролетариями всех стран, народ поспешил за накрытые прямо на улице столы, ломящиеся от пива и угощений. Сегодня в программе – борьба за права с пивным послевкусием: господа пролетарии, пожалуйте откушать, что Бог послал!
Грузите апельсины бочками
Первомайские демонстрации, равно как и любые другие, – часть карнавальной культуры, по которой прекрасно прошелся гуру филологов всех времен и народов М.М. Бахтин, ну а мы – вслед за ним. Изучать феномен бельгийского карнавала лучше всего в провинции, которая отрывается по полной программе. Например, в Левене – студенческом городке и родине известного пива Stella Artois. Утром, днем и вечером, в любой день – будний или праздничный – здесь легко наткнуться на какой-нибудь фестиваль и снующую по улицам молодежь в карнавальных костюмах.
Вообще бельгийцы привыкли развлекать себя на полную катушку, и если вы намерены подойти к этому вопросу обстоятельно – отправляйтесь в город Банш, где, кстати, есть музей карнавала. Сразу замечу: карнавал – это не очередная возможность продемонстрировать свеженький наряд haute couture, а отличный повод вдоволь поребячиться, вспомнить детство золотое, запастись праздничным настроением, которым услужливо подторговывают те, для кого карнавал – бизнес. Бесчисленные лотки предлагают аксессуары, без которых не обойтись: баллончики с разноцветной пеной, серпантином, конфетти, а периодически на тебя откуда-то сверху заботливо вываливается ворох мишуры. Кульминация праздника – встреча с жилями, королями карнавала. Наш гид гордо расправил плечи: имя обязывает. Правда, ему для завершения образа не хватает страусиных перьев, колокольчиков и деревянных башмаков. Жили начинают свое шествие ритуальными танцами, которые всегда заканчиваются традиционным разбрасыванием апельсинов гражданам. Группа поддержки в лице жен периодически подносит «патроны», так что недостатка в оранжевых фруктах нет. Карнавал с самого начала дискриминировал женщин: жилями могут быть только мужчины, прожившие в Бельгии не менее пяти лет. Причем – не бедные: по традиции жили (в отличие от зрителей, догоняющихся пивом) пьют только шампанское (которое в Бельгии стоит раз в двадцать дороже, чем у нас), да плюс костюмы, апельсины… «Кстати, а почему апельсины?» – спрашиваем мы осторожно. – «О, это просто! Карнавал к нам принесли испанцы, когда хозяйничали здесь, а апельсинами местные жители встречали изредка наведывавшегося на подвластную ему территорию испанского короля. Кстати, говорят, и у вас в Украине любят эти фрукты?»
(Продолжение следует).

 

....
На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!