Интермеццо во фламандском стиле


alt

 

Бельгийское пиво – герой не только нашего времени: за почти тысячелетнюю историю здесь накопилось около 600 сортов пива – точную цифру не знает никто.

 

Наш дорогой друг, товарищ и гид Жиль настоятельно рекомендовал профессионалам по части потребления пива приезжать в Бельгию с тщательной инспекцией. Он же предлагал оставить дома привычную для нас классификацию пива (светлое, темное, нефильтрованное): есть минимум двадцать критериев, опираясь на которые вы будете оценивать вкусовые качества этого напитка.  
Пейте пиво пенное
Тем, кто пренебрежительно относится к пиву, считая его плебейским напитком, рекомендуется причащаться к нему именно в этой стране. Особенно дамам – им наверняка придутся по вкусу сорта, очень напоминающие экзотические латиноамериканские вина или даже мартини. Не найти себе подходящего по вкусу, цвету, концентрации пива в Бельгии так же нереально, как встретить бразильца, не играющего в футбол.
Понятно, что 10-миллионная страна, на душу населения которой (включая грудных младенцев) приходится 100 литров пива в год, в мировой табели пивных держав занимает по традиции лидирующие позиции. Рецептов – множество: пилсы (самое распространенное в мире легкое пиво), монастырское пиво (изготавливаемое в монастырях или от их имени), фруктовое кислое без дрожжей (вишневое, клубничное etc), специальные сорта (с комбинацией разных видов хмеля и со специями), столовые (для трапезы), безалкогольные (типа нашего кваса) – честно говоря, в классификации бельгийского пива черт ногу сломит. Ясно одно: пиво в Бельгии – и культура, и наука, чему свидетельством – Академия пивоварения при университете Левена.   

alt alt


Французы, поднаторевшие в виноделии, усаживаются на скамью запасных, когда речь заходит о пиве. По части соответствия блюда, посуды или заведения этому напитку в форвардах – бельгийцы. Настоящее бельгийское кафе имеет строгий циркуляр – какое пиво к чему предлагать и в каком бокале: к каждому сорту пива полагается свой – специально утвержденной формы, размера, с гранями или без. Например, в бокале с широким дном и узким горлышком полагается подавать ароматизированные сорта пива, дабы не выветривался запах. А пиво «Хугарден» принято пить из граненых бокалов – грани позволяют дольше сохранять нужную температуру напитка в бокале.
О чукчах, молдаванах и… бельгийцах
Разумеется, пиво накладывает свои особенности на менталитет бельгийцев: народ, который так искренне и самозабвенно любит пиво, не может быть угрюмым и невеселым. Наверное, потому, что с юмором у них сложилось, они с улыбкой реагируют на анекдоты о себе в исполнении соседей по европейскому общежитию. Размах этого явления соотносим с нашими байками о чукчах и молдаванах, да простят меня милейшие жители Чукотского полуострова и Республики Молдова. Жиль, посмеиваясь, рассказывает те, что позволительно перенести на бумагу.
Группа бельгийцев ходит по Лувру.
Экскурсовод: – Господа, а эта скульптура – наша гордость: ей 2800 лет!
Молодой бельгиец: – Бросьте заливать! На дворе 2005 год!
За столиком в ресторане француз собирается рассказать анекдот о бельгийцах.
– Позвольте, месье, но я – бельгиец!
– О’кей, вам я расскажу его дважды.
Бельгийка – мужу:
– Дорогой, у нас в библиотеке грабитель!
– Да? И что он читает?
В парижском ресторане один бельгиец – другому:
– Послушай, Жан, что ты пьешь – чай или кофе?
– Не знаю, я не понял, что сказала официантка.
Почему французские утки, пролетая над Бельгией, машут одним крылом?
Потому что другим они крутят у виска.

alt

Будь готов! – Всегда готов!
Бельгийцы с легкостью придумывают себе поведенческие стереотипы, а потом охотно им следуют. И, как вы уже понимаете, при любом раскладе пиво – главное слагаемое. Например, в конце рабочего дня все служащие должны выпить по бокалу пива. Точка. И все идут, и нет обстоятельств непреодолимой силы. Знакомая формула: каждый год тридцать первого декабря мы ходим в баню... Далее: если ты студент – будь весел, непритязателен, легок на подъем, свободен во взглядах. И все свято следуют этим постулатам, причем свобода нравов здесь прижилась, быть может, даже более прочно, чем в свободном по определению городе-герое Амстердаме. Во всяком случае, там мне не доводилось видеть столь явные и прилюдные проявления человеческих чувств (соотношение: на три-четыре пары ортодоксальной окраски, один – в нетрадиционной вариации) на лавочках в центре Брюсселя. А, может, они правы – жизнь так коротка, и если вдруг захотелось любви здесь и сейчас – зачем откладывать такую приятную во всех отношениях вещь на потом?

alt


«В деревню, к тетке, в глушь…»
Бельгийская провинция – чистенькие, красивенькие, вылизанные городки, нафаршированные миниатюрными домиками, магазинчиками, канальчиками… Тишина, покой, активно дышащее именно в вашу сторону средневековье и индустрия туризма, действующая в Бельгии по принципу «чего изволите?». Хочу на лодочках по канальчикам кататься – будьте так добры! А на золоченой карете, запряженной тройкой лошадей, – будет вам тройка! Даешь рикшу, велосипед, скейт, самокат – да нет проблем! А если залезть на самую высокую башню и сверху обозреть окрестности? Да лезьте уже, … силь ву пле! А хотите прямиком в средние века – тогда на электричку и в Брюгге.
Когда-то давным-давно этот город входил в пятерку самых крупных мировых портов, сегодня былая слава ушла, да и моря в Брюгге нет. Оно отступило где-то между XIV и XV веками, и какое-то время город жил, словно в забытьи, а потом снова наполнился жизнью: по обновленным каналам «северной Венеции» засновали лодочки, парусники, катерки. Старинные домики с разноцветными черепичными крышами, готические соборы и монастыри, кокетливо изогнутые мостики – в этот город погружаешься, как в сказку. Отличный способ помедитировать на тему мига между прошлым и будущим – прогулка по гулкой старинной Гунерей, потом по Дейвер – вдоль каналов, в которых лучше, чем в зеркале, отражаются дома.   
Правда, милые домики, вызывающие умиление у приезжих, далеко не так хороши внутри. Представьте себе, что вы живете на первом этаже старинного дома в центре Брюгге. За окнами – очень романтический пейзаж: буквально у ваших ног плещется какой-нибудь канал, по которому то и дело снуют трамвайчики. Романтично? Безусловно. Правда, всю жизнь вам придется мириться с проникающей сыростью, а также скудостью имеющихся в вашем распоряжении квадратных метров. При этом внести какие-либо изменения в планировку жилья, находящегося в старой части города, практически невозможно. Так что нам, привыкшим легким движением руки превращать кухни в спальни, а гостиные – в бассейны, можно только посочувствовать бедным бельгийцам.

alt


Мой дорогой брокант
Воскресенье – и интеллигентные старички со старушками вынесли на улицу антиквариат – осколки недосказанной саги о жизни нескольких поколений, отрытые на чердаке старинного дома. Бельгийцы очень любят блошиные рынки – броканты. Начало их истории – то ли в XI, то ли в XII веке. Денег у народа было мало, а хотелось большего. Или другого. Вот и придумали обмениваться друг с другом разными полезными вещицами. Время не избавило от брокантов – наоборот: они стали клубом по интересам. Кто-то остался в статусе любителя, кто-то заделался профессионалом. Что сегодня заставляет этих людей вставать в пять утра и раскладывать свой товар на мостовой? Или, оторвав от сердца часа два законного воскресного сна, мчаться в надежде купить старую пепельницу? А вы представьте себя на месте клерка, который, вырвавшись из надоевшего до колик скучного офиса, жаждет общения с новыми людьми – для него это, как глоток… ну, разумеется, свежего пива. А я не только представила, но и пронаблюдала картинку из жизни броканта. Скромный человек средних лет роется в картонном ящике и, выловив из его недр бронзовый подсвечник, отчаянно торгуется из-за нескольких центов. А потом, довольный и счастливый, направляется к новенькому Mazeratti. Он играет в эту игру – и пусть. Не самое плохое занятие в свободное от бизнеса время…       
А вот еще одна уличная зарисовка: греясь на солнышке, опрятная старушка в чепце плетет фирменное фламандское кружево. Когда-то оно было очень модным и дорогим. Впрочем, и сейчас кружевные шедевры недешевы, но быть в Бельгии и не привезти себе хотя бы салфетку, нельзя: в перечне сувениров кружево – наряду с шоколадом «Годива» и «Леонидас» и все тем же пивом (или его аксессуарами – открывалками, бокалами, подставками) – занимает почетное место. Сухонькие пальчики умело манипулируют коклюшками, выдавая на всеобщее обозрение очередное произведение искусства – роскошную скатерку с точками «колдуньи» или «розы», тайна которых предается мастерицами из поколения в поколение.

alt


«Я что, свой собор не построю?»
Северная Бельгия – Гент, Брюгге – города стремительно разбогатевших купцов. Дело обстояло так: пока в Англии, изобретавшей паровые двигатели и текстильные станки, луддиты боролись с прогрессом, Бельгия радушно принимала нововведения. Все, что нельзя было делать в Туманном Альбионе, перебиралось через пролив: в Бельгии появились первые небольшие мануфактуры и быстро стали формироваться новые буржуазные отношения, выплеснувшиеся чуть позже в первые европейские революции.
Посреди Гента – замок, построенный герцогом, защищавшимся, кстати, не от внешних врагов, а от собственных быстро разбогатевших купеческих кланов. Впрочем, это ему не помогло: проснувшись однажды утром, он с удивлением обнаружил, что армии у него нет – ее просто перекупили. С той поры в Бельгии трепетно относятся к кадрам, и сегодня эта страна входит в десятку самых стабильных в сфере социальных гарантий, которыми особенно никто не кичится: и правда, к чему выставлять напоказ такие вполне естественные вещи, как свобода слова, вероисповедания, языка. Или пособие молодым мамам, увеличившим население Бельгии, в размере 1000 евро за каждого новорожденного бельгийца. Разве может быть иначе?
Здесь – не может, поэтому, когда видишь полицейских, замерших в задумчивости над пьяным в драбодан футбольным болельщиком, завернувшимся в национальный флаг и уютно посапывающим на оживленной улице Брюсселя, на глаза наворачиваются слезы умиления. А следующий шаг блюстителей порядка способен вызвать у сердобольной туристки из стран СНГ и вовсе плач Ярославны: вдоволь насмотревшись на не вполне трезвого гражданина, полисмены перетаскивают горе-болельщика на тротуар и, заботливо поправив на нем флаг, отбывают нести службу дальше. Однако вернемся к купцам, на славу потрудившимся в том числе ради того, чтобы сегодня, открыв путеводитель по Бельгии, мы не знали, с чего начать.

alt


На центральной площади Гента – три готических собора, один другого краше. Причем каждый – натурально Notre Dam de Paris! Жиль смеется: «Это все наши купцы – молодцы-ребята! Богатели быстро, устраивая друг с другом соцсоревнования, у кого больше денег и кто что на них отчебучит. «Почему я должен ходить в его собор? Я что, свой не могу построить?». И строили, родимые, – нам на радость!».
А в центре Брюгге стоит памятник работы Микеланджело – предмет гордости местного населения и транквилизатор для итальянцев, которые до сих пор не могут понять, как он оказался в Бельгии. Все очень просто: находясь в «командировке» в Италии, местный купец решил приобрести по случаю симпатичную скульптуру, которую с гордостью подарил родному городу. И сегодня это – единственная статуя великого скульптора, находящаяся за пределами его родины.
Любопытствующему туристу в Бельгии – раздолье. Взять хотя бы специальный тур с посещением монастырей. Рекомендовано исключительно для мужчин, основательно уставших от жизни. Оставляете дома ноутбук и прочие средства связи с окружающим миром – и налегке погружаетесь в среду, живущую по иным законам. И всю неделю вы, подчинившись расписанию религиозного заведения, делаете то же, что и монахи: варите пиво, потом его пьете, плотно кушаете, выполняете несложную работу в подсобном хозяйстве – в полной тишине и покое наедине с природой.
Коль уж мы (точнее, вы) – в монастыре, самое время поговорить… ну, разумеется, о пиве. Потому что бельгийские монастыри и пиво – если не близнецы, то уж точно – братья: в этой стране у пива – абсолютно «божественное» происхождение, потому что начали его варить именно монахи. А пиво из шести монастырей ордена траппистов (пять из них находятся в Бельгии и один – в Голландии) – и вовсе визитная карточка страны. Ее, так сказать, изюминка.

К счастью для тех, кто ведет абсолютно трезвый образ жизни, – не единственная. Потому что Бельгия – конечно же, не только пиво. Просто без него разобраться в национальном бельгийском самосознании оказалось сложновато. А если все же вынести его за скобки, то в сухом остатке останутся милые, веселые, открытые и дружелюбные жители маленькой, но очень красивой страны. Почти игрушечного королевства…

 

....
На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!